Валерий Хот: "Мы создадим новые рабочие места"
Председателем отделения профсоюза общим голосованием был избран туапсинец Валерий Хот.
Фестиваль "ALL DANCE"
Совсем скоро в Туапсе самое долгожданное событие танцевального и спортивного мира!

Греческая колыбель туапсинского взморья

Греческая колыбель туапсинского взморья
15:21, 13 ноября 2019
Мыс Агрия – одно из самых живописных мест Туапсинского района.
Примыкающий с севера к Ольгинской бухте, он выступает в море между Ольгинкой и Новомихайловским. Каменистый берег, скалы, поросшие соснами и даже розовый песок, который был обнаружен в некоторых местах на диком пляже и который я видела собственными глазами. А воздух какой! С одной стороны – морской, с другой – соснового леса. Всё это создает уникальный микроклимат. Поэтому это место, где дышится, без преувеличения, полной грудью, ещё до революции привлекало богатых людей. Именно здесь известный издатель и журналист М. Суворин когда-то построил дачу – особняк в греческом стиле. Именно здесь позже успешно работали два санатория по реабилитации туберкулёзных больных. С развалом СССР два специализированных лечебных курортных учреждения пришли в упадок и были закрыты. Но остались люди, теперь уже второе, третье и даже четвёртое поколение агрийцев, которые когда-то трудились в санаториях «Агрия» и «Черноморье». И мы приехали сюда, чтобы выяснить, как им живётся сегодня. Дикая и прекрасная Название Агрия предположительно греческого происхождения. Можно поразмышлять о том, что когда-то очень давно, в пору освоения Черноморского побережья греками, что-то в данной местности навело их на мысль дать этому местечку такое имя. Этимология слова отправляет нас к греческому слову «агриос», в женском варианте «агрия», что означает «дикая», «живущая на открытом пространстве», «не прирученная», «жестокая или неистовая», если речь о человеке или ситуации. Это, конечно, моё лингвистическое видение, не претендующее на истину в последней инстанции. Но мне показалось, что само название местности отчасти находит отражение в том, что там происходит. После поездки в те места я пребывала под большим впечатлением. Меня одолевали противоречивые эмоции: восхищение природной красотой этих мест — чистый хвойный воздух и прекрасные виды на море — с одной стороны, и ощущение заброшенности и трущоб — с другой. Агрия – это небольшой посёлок на территории Агрийского природного заповедника. Официально такое название было отмечено на карте Краснодарского края Генштаба 1931 — 1940 гг. как населённый пункт в пяти или шести километрах от села Ольгинка. Первого июля 1955 года по ревизии он был зарегистрирован как посёлок Агрия при одноимённом санатории, который специализировался на реабилитации людей с туберкулёзом, в частности после операций. В нём поселились медики и другие работники санатория, которым выделялось служебное жильё. Был здесь и детский сад с яслями (сейчас в нескольких его строениях живут люди) и даже начальная школа. Но когда Советский Союз перестал существовать, стал приходить в запустение и санаторий. К 1998 году бюджет страны был растерзан, вступило в силу Постановление правительства РФ «Об экономии государственных расходов». Так как к тому времени износ зданий и коммуникаций санатория был уже почти стопроцентным, учреждение более не могло функционировать, ведь требовался капитальный ремонт, а денег на это не было. После того как санаторий был ликвидирован, все находящиеся на той территории объекты перешли в федеральную собственность. Правопреемником «Агрии» стал ФМБЦ (Федеральный медицинский биофизический центр) имени А.И. Бурназяна. То, что осталось На въезде в бывшую «Агрию» – установленная в 1946 году стела военным врачам. В годы Великой Отечественной на территории «Агрии» и «Черноморья» располагались хирургический полевой и эвакуационный госпитали. Первым встретившимся нам по пути жителем стала Мария Пономарёва, которая гуляла с младшенькой, третьей дочерью Викторией. Пономарёвы не местные, приехали когда-то сюда на отдых из Воронежа, и так понравились эти заповедные места, что решили остаться. Для детей (Вика, кстати, родилась уже в Туапсе) воздух хороший, признаётся Мария. Да и от города недалеко, автобус исправно ходит пять раз в день. Остановка рядом, свет, вода есть. Всё нравится. – Здесь же госпиталь был в войну, – делится своими знаниями женщина. – Но вам лучше обратиться к Василию Петровичу, он в Агрии дольше всех живёт и всё расскажет, –тут же советует она, – вон видите тот домик в виде бочки, это его. Идём к диогеновому строению зелёного цвета. Василий Петрович как раз возится во дворе. Говорит, это дача, а сам живёт в пятиэтажке. Василий Заривной, которому в декабре исполнится 80 лет, обитает в Агрии с 1971 года. Сам с Донбасса, приехали с женой отдохнуть на море, недалеко от «Агрии». – Подошли сюда, а тут контора какая-то стоит, даже не знал какая. Дай, думаю, зайду, спрошу, не нужны ли работники, – вспоминает старожил. – Оказалось, нужны. А я всё умел, множество квалификаций имел. В Заполярье когда-то трудился, там, кстати, таких домиков для рабочих (показывает на свою зелёную дачу) было много, они внутри утеплённые. А здесь меня сразу взяли на работу, только жить было негде. Выделили Василию Петровичу и супруге местечко для жилья в самом санатории. Уже в Туапсе на свет появился сын, которого младенцем привезли сюда же в «Агрию». А потом уже переехал в многоквартирный пятиэтажный новый дом, который, как сказал старожил, построили для удобства санаторских медиков по его инициативе. Чтобы работа была в шаговой доступности. Василий Заривной ведёт нас на экскурсию по территории бывшего лечебного учреждения. Разрушенные стены когда-то курортного зала, где показывали кино и устраивали танцы для отдыхающих «Агрии», выдают не совсем современную каменную кладку. Всё объяснимо — до революции здесь располагались конюшни. Потом в годы войны был госпиталь, а после уже санаторским центром культуры, рядом с которым располагался женский корпус. Аллею перед главным зданием украшали каменные чаши-клумбы для цветов, в самом центре её стоял памятник Ленину, от скульптуры вождя остались нынче только ноги до колена. Василий Петрович показывает нам огромное дерево, листьями напоминающее платан. – Это настоящее тюльпановое, – поясняет он. – Таких раньше было восемь, сейчас только два осталось, все остальные засохли. Вот ещё кипарисы пирамидальные пока растут. В нескольких шагах от него — разрушенный фонтан с центральной скульптурой бажовской Хозяйки Медной горы. Там даже осталась гравировка на камне, датированная 1958 годом — фамилия скульптора, немного стерты первые буквы. Мы прочитали М. Ружейников, был такой достаточно известный русский и советский художник и скульптор, который какое-то время жил в Краснодаре. Далее идём осматривать развалины санаторских корпусов. Из всех остался только второй мужской, там сейчас общежитие. Он снаружи облагорожен кирпичной кладкой, внутри здание деревянное. На входе даже табличка осталась «Корпус № 2». Корпуса № 3, 4 и столовая остались в полуразрушенном состоянии, пятый и шестой стёрты с лица земли: один сгорел дотла, другой разобран на дощечки. Недалеко от них был фруктовый сад. Как вспоминает наш экскурсовод, здесь выращивали яблоки и крупные белые сливы, которые поставляли на стол санаторским пациентам. Дорожка ведёт к самому морю. Перед спуском с горы к пляжу раньше было место для прогулок со смотровой площадкой, где стояли скамейки — садись, дыши полезным хвойно-морским воздухом и наслаждайся видами. Эх, посмотреть бы как всё это выглядело тогда, чтобы картинка стала чётче в голове. Василий Петрович с сожалением признался, что у него, когда-то любителя фотосъёмки, не осталось ни одной карточки, даже плёнки – и те раздал. Поблагодарив нашего провожатого, едем дальше. Путь наш лежит в другой бывший санаторий для больных туберкулёзом – «Черноморье», в самый конечный его пункт — разрушенную виллу у моря. Древнегреческие руины Туапсинского района Наверное, только ленивый не написал про бывшую дачу Суворина, облюбовавшего под черноморское имение место на мысе Агрия. Мы лениться также не станем и расскажем немного об этой туапсинской достопримечательности, так полюбившейся туристам и местным следопытам. Сюда приезжают на фотосессии, даже свадебные фотографии некоторым не кажутся угрюмыми на этих развалинах, которые некогда были величественным зданием с витражами на входе. Дача Суворина была одной из девятнадцати, построенных в тех местах и принадлежавших богатым людям. Когда в конце XIX века закончилось строительство тракта Новороссийск-Сухум, жизнь в Ольгинской округе оживилась. В 1900 году на мысе Агрия было нарезано 106 участков земли. Особо среди прочих выделялось владение Суворина. По одним сведениям, ему принадлежало 30 десятин, по другим, в списках землевладельцев от 1910 года Михаил Алексеевич владел 9 десятинами земли, а «Дом Суворина» был отмечен на карте 1905 года на севере мыса Агрия. Каждое лето издатель вывозил из Санкт-Петербурга свою семью на эту черноморскую дачу. За домом располагались оранжерея с экзотическими растениями и фруктовый сад, в которые можно было попасть по ступеням с галереи, вдоль неё в ряд установлены массивные колонны в древнегреческом (дорическом) стиле. После революции М. Суворин эмигрировал, а его имущество отошло новому советскому государству. В годы войны в этих краях был госпиталь. После на месте дачи Суворина расположился посёлок санатория «Черноморье». А его монументальный дом превратился в столовую лечебного учреждения. Как и «Агрия», в 90-е годы он просто перестал существовать. В оставшихся служебных помещениях и корпусах по-прежнему обитают люди – постоянно в посёлке проживают порядка 50 семей. Некоторые одноэтажные здания неплохо сохранились, обшиты сайдингом и смотрятся даже очень симпатично. Рядом оборудована детская площадка с качелями-каруселями, чуть поодаль среди могучих сосен — футбольное поле, наполовину заросшее репейником, оно же — баскетбольная площадка, о чём свидетельствует одиноко стоящее и давно не крашенное кольцо-корзина. Кто в тереме живёт? Есть в посёлке санатория «Черноморье» одно строение, которое сразу бросается в глаза ещё на подъезде к нему. Немного в стороне от дороги стоит построенный для медиков санатория в 1964 году двухэтажный многоквартирник. Сегодня он, по сути, полуразвалины. В правой части здания живут люди. Левая разрушена, жильцы экстренно переехали кто куда смог. И каким образом до сих пор держится эта «мечта футуриста» из железнодорожных шпал, не понятно. Маргарита Шаповалова (Катанцева) – жительница этого дома с самого своего рождения, здесь на свет появился и её отец, бабушка работала ещё в военном госпитале. Молодая женщина поделилась с нами своей не просто многолетней проблемой, а тупиковой ситуацией, которую жильцы уже отчаялись решить. Дом № 2 был признан аварийным в 2000 году (почти 20 лет назад!), но его жильцам некуда уходить.  – Иногда кажется, что наш дом — какой-то заколдованный, – рассказывает Маргарита. –Мы выиграли все возможные суды, но ответчик — ФМБЦ имени Бурназяна — пока никак не в состоянии решить наш вопрос, хоть и не отказывается – обещали в августе провести межевание земли, чтобы мы могли хоть что-то построить себе, но воз и ныне там. А теперь уж до января просили подождать. О том, как пережить предстоящую зиму, оставшиеся жильцы второго дома говорят с тревогой. – Отопление у нас печное, всё прогнило, дым валит вместе с углями. Сами понимаете, в два счёта все вспыхнет, – констатирует М. Шаповалова. А тут другая проблема нарисовалась — водопровод уже много лет никто не ремонтировал, вода идёт плохо, и для более-менее её нормальной подачи местным придётся скинуться (а это порядка ста тысяч рублей), чтобы сделать замену старой трубы. Новомихайловская администрация хотела бы помочь, да не может — земля ведь федеральная, не муниципальная, не имеет права там хозяйничать. Как бессильна она исправить ситуацию и в Агрии: в самом посёлке, и в домах на территории бывшего санатория. А нужд и чаяний у её обитателей тоже немало. Жители пятиэтажки, например, просят площадку детскую переоборудовать - она есть, но устроили её на засыпанной камнями неровной территории, в то время как согласно требованиям безопасности (уже были несколько случаев травмирования детей) там должно быть специальное резиновое покрытие. В Агрии не хватает, в частности, электрической мощности. И дорога грунтовая, хотя, как уверяют агрийцы, должна быть асфальтовая. Но основная жалоба людей — отсутствие статуса. И жилье у них, получается, не своё. Они сетуют, говорят, что как будто подвешены в воздухе и не знают, чего ждать и как сложится дальнейшая судьба их населённых пунктов. Есть ли свет в конце тоннеля? Хотелось бы верить, что не так долго осталось агрийцам ждать решения своих проблем. По крайней мере, пока ФМБЦ имени Бурназяна судится с Росимуществом, обитателям Агрии и Черноморья ничего другого не остаётся. Возможно, спустя несколько месяцев, побывав там снова, мы узнаем, что дело решилось в пользу жителей, а землю, на которой проживают десятки семей, передали муниципалитету. А по большому счёту, отбрасывая юридическую казуистику, она была и остаётся нашей, туапсинской землёй – потому что, как ни посмотри, всегда прекрасна. Ольга СЕДЛАЧЕК

«Черноморье Сегодня»




Туапсинская земля хранит память о защитниках Отечества 11 декабря 2019
Сегодня в Туапсинском районе наполнили капсулу времени, изготовленную из боевых патронов, – один из символов краевой акции «Наша Великая Победа», приуроченной к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Бюджет муниципалитета обсудили в Туапсинском районе вместе с жителями 11 декабря 2019
Проект бюджета муниципалитета на ближайшие три года, который определит главные задачи и цели политики муниципального образования по экономическому и социальному развитию, обсудили на публичных слушаниях в…
«Мангуст» на рингах края 10 декабря 2019
В посёлке Мостовском прошло первенство Краснодарского края по кикбоксингу.
На стороне солнца 9 декабря 2019
Помню, в детстве, заслышав название Гунайка, мы с дворовой ребятнёй хохотали.
Виталий Мазнинов проинспектировал ход расчистки русла реки в хуторе Терзиян 7 декабря 2019
В Октябрьском поселении завершается ликвидация последствий после ЧС прошлого года.
Ближайшие сеансы