Валерий Хот: "Мы создадим новые рабочие места"
Председателем отделения профсоюза общим голосованием был избран туапсинец Валерий Хот.
Фестиваль "ALL DANCE"
Совсем скоро в Туапсе самое долгожданное событие танцевального и спортивного мира!

ЕСЛИ БЫ КТО СКАЗАЛ, ЧТО Я БУДУ АКТЁРОМ…

ЕСЛИ БЫ КТО СКАЗАЛ, ЧТО Я БУДУ АКТЁРОМ…
15:45, 1 августа 2019
«Черноморье сегодня» продолжает серию театральных портретов.
Наш собеседник – артист Туапсинского театра юного зрителя Виктор Ардашев. В этом театральном сезоне, уже подходящем к концу, ему выпала главная роль в спектакле по пьесе Олега Богаева «Русская народная почта». Приглашённый режиссёр Михаил Гаврилов так сказал об актёре после мартовской премьеры: – С Виктором потрясающе легко и интересно сотрудничать. Было много открытий, удивлений, откровений. Режим «режиссёр сказал – актёр сделал» не работал. В спектакле множество его личных «актёрских зон». Он очень хороший артист. С «Русской народной почты» мы и начали разговор с Виктором Ардашевым. Для тех, кто не читал пьесы и не видел спектакля, скажем, что это история об одиноком пенсионере, который от тоски и невостребованности начинает сам себе писать письма – от фронтовых товарищей, правительства, всевозможных известных людей и даже инопланетян – и сам же на них отвечает. – Режиссёр говорил, что его задача показать не анекдот, не болезнь, чернуху, разруху и одиночество, а свет в конце тоннеля, надежду. Получилось ли так? – Не знаю. По-моему, получилось одиночество. Надежды я не увидел. Надежде взяться неоткуда. То, что я сам хотел сказать, – не забывайте близких. У меня у самого мать живёт далеко от меня, но я постоянно думаю о ней. – Роль старика Ивана Жукова одновременно и комическая, и трагическая. Зная вас как комедийного артиста, я предполагал, что будет много смеха. Вышло по-другому. В комике живёт трагик? – Это ведь больше трагедия. Да, трагедия мне тоже интересна. Одна из моих больших ролей, в бугурусланском театре, – старшина Васков в спектакле «А зори здесь тихие». Эмоционально очень тяжёлая роль. Вообще для меня идеал актёра – это Папанов. У него получалась и трагедия, и комедия. – Пространство квартиры в хрущёвке, в которой происходит действо, очень необычное: санузел, комната, кухня, прихожая причудливо объединены. Не говоря о шкафе, который и окно, и выход в космос. Вам понравилось такое решение? – Я бы, наверное, делал по-другому, я ведь режиссёр по образованию. Но Михаил Гаврилов решил так. С ним работать мне было интересно. Тем более, что он сразу видел только меня в главной роли. – «Почта» – практически моноспектакль. Каково играть без партнёров? (Для тех, кто не видел, скажем, что там есть и другие действующие лица – из фантазий старика: английская королева, Ленин, Любовь Орлова, инопланетяне, Чапаев и др. – но они не взаимодействуют с главным героем, находясь в одном пространстве) – Не совсем так. Я чувствовал поддержку и Антонины Тимошиной, и Паши Захарченко (королева и Ленин), и других. Раньше мне моноспектаклей играть не приходилось – это правда. – Вы сами – хороший партнёр? – Мне говорили, что хороший, а сам я судить не могу. В партнёре важно, чтобы не было пустоты в глазах. Как играть с пустотой? Бывало, что я так и говорил людям: ты – не артист. Обижались, а что делать? – Если партнёр перетягивает одеяло на себя, как действовать? – Никак. Это задача режиссёра одёрнуть разошедшегося актёра. Помню, в молодости я играл в «Женитьбе» Гоголя слугу, Степана. И, видимо, перебарщивал. И мне режиссёр сказал: не лезь, не ты главный. С тех пор не помню, чтобы мне указывали попридержать коней. Сейчас у нас тоже идёт «Женитьба». Я там играю жениха Яичницу. Роль не главная, Кочкарёву и Подколёсину мне мешать нельзя, и я это понимаю. – В пьесе ирландского драматурга Мартина Макдонаха «Калека с острова Инишмаан» вам досталась небольшая, но яркая роль девяностолетней старухи. Интересно играть женщин? – Интересно и необычно. Женщин я играл и раньше – когда был совсем молодым актёром. Растительности на лице было меньше. И вот снова… По улицам города ходят мама с дочкой, обе немолодые, немного странные. Свою старуху я сделал с них. А с этими дамами даже не заговаривал – только подглядывал издалека. Они не знают, что стали прообразом моего персонажа. – Но старуха из пьесы ещё и постоянно пьёт виски. Эта часть трудно давалась? Легко играть пьяных? – Трудно. Многие скажут: да чего тут? Выпил – и вперёд, на сцену. На самом деле так не выйдет. Пьяницу изображать тяжело: немного ошибся – и получается ненатурально. Тем более, если сам выпил. Тебе кажется – хорошо, а на самом деле – нехорошо. – Старуха получилась очень смешной. Я замечал не раз: вы выходите на сцену – и в зале сразу оживление, смешки. Даже если роль не комедийная. Вы специально так обставляете свой выход? – Ну нет, не я же ставлю! Может быть, это потому что у меня такая смешная внешность. А потом, актёр я по большей части комический. А ещё за годы, что я работаю в ТЮЗе, появились зрители, которые «ходят специально на меня», выражают свою любовь. – Из других ролей сегодняшнего репертуара что отметите? – Нравится недавний спектакль «Юбилей» по Чехову нынешнего худрука Елены Журавлёвой. Я там играю бухгалтера Хирина. Из старых работ – эпизодическая роль доктора в «Дорогой Памеле». Роль Людоеда в «Коте в сапогах» – она хоть и совсем маленькая, но получилась интересной. Удалось в ней кое-что найти. Волк в «Трям! Здравствуйте» мне тоже дорог. Ещё про «Почту» скажу. К нашей артистке приехала подруга из Костромы. А сын подруги где-то в интернете увидел наш спектакль и специально маме наказал, чтобы она взяла у меня автограф. Что она и сделала. Такие знаки очень дороги. – Сложнее играть детские спектакли или взрослые? – Детские сложнее. Но главное, чтобы был балдёж от роли, неважно, детский спектакль или взрослый. Если нет балдежа – дело плохо. И такое есть, что любишь роль и одновременно ненавидишь. И неудовлетворённость часто чувствуешь. – Вы раньше говорили, что считаете кино ненастоящим актёрством. Остаётесь при том же мнении? – Конечно. Там тебя красиво сняли с выгодного ракурса, через десять минут с другого-третьего – и ты получился красавец. А в театре выходи по расписанию и работай при любом настроении. Один спектакль на другой не похож. – В кино снимались последнее время? – В конце того года. В Геленджике. Называется сериал «Под напряжением», там Сергей Астахов в главной роли. А мне досталась роль санитара, который ухаживает за психическим больным? – Что-то комедийное? – Да нет, там буйный псих, поэтому смешного мало. Хотя, что-то я постарался вставить. – Озвучивание пройдёт без вас. Наверное без вашего голоса многое потеряется? – Не возьмут же меня они с собой в Москву озвучивать фильм. А потом они голос записали, подберут похожий. У меня там несколько эпизодов. По-моему, сериал ещё не вышел на экран. Я интернетом не пользуюсь – не знаю. А до этого участвовал в сериале «Красавица», он снимался у нас, в Туапсе, в двух сезонах «Береговой охраны». Но нет, кино – это так, несерьёзно… – Как объяснить человеку, в чем суть актёрской профессии, если он не понимает? – Да если не понимает, то и объяснять бесполезно. Я этим давно не занимаюсь. Когда приезжаю к себе домой, в Удмуртию, мне одноклассники говорят: «Витя, ты же артист. Вот это работа! Выбежал на сцену, покривлялся-поплясал, деньги в карман положил и иди себе домой». Что им скажешь? Разве только то, что я бюджетник и за каждый выход деньги не получаю. А в жизни я и не актёр вовсе – только на сцене. У меня продавца на двадцать рублей обмануть не получится. – Мне кажется, в советское время к актёрской профессии было более уважительное отношение… – Не могу сказать. Я пришёл в театр уже в новой стране. Ни в школе, ни когда в ВДВ служил не мечтал об актёрстве. Если бы кто сказал, что я буду артистом, я бы в глаза ему плюнул. Но, правда, в самодеятельности участвовал, пел, на разных музыкальных инструментах играл – гармошка, гитара, балалайка. Не виртуозно, но играл. А как дело было: я вернулся со службы из Германии, и отец мне говорит: пойдешь ко мне администратором. Он был директором дома культуры. И я пошел. А через какое-то время мне говорят: специалист без образования, так не пойдёт. И послали меня в культпросветучилище. А там уже меня стали на режиссёра учить. – Вы сказали, что служили в ВДВ. С парашютом прыгали? – Семь раз. – Что страшнее? Входить на сцену или прыгать? – Трудно сказать… Хотя, чего это я? Сейчас, после двадцати с лишним лет актёрства, волнения почти нет. Разве что минутку поволнуешься перед выходом. Вышел – а потом ловишь отдачу от зрителей. Сам их не видишь, но кто-то хмыкнул, кто-то хихикнул, кто-то хлопнул – и ты уже в своей стихии. А когда я с парашютом первый раз прыгал, меня старшина из люка выталкивал. Страшно. – Ощущения после прыжка и после спектакля схожи? – После прыжка тебя распирает от кайфа. Это чистый адреналин. От сцены, когда насыщаешься энергией зала, тоже кайф, но совсем другой. Это два совершенно разных кайфа. Владимир БЕЛЯЕВ

«Черноморье Сегодня»




Ребята из клуба «Вместе навсегда» сказали беговелу «да» 14 ноября 2019
В Городском парке культуры и отдыха прошёл открытый урок по беговелу для ребят с ограниченными возможностями здоровья.
В Туапсе прошёл зональный образовательный семинар для волонтёров  14 ноября 2019
Добровольцев из разных муниципалитетов Краснодарского края объединил в Туапсе образовательный форум.
Фольклорные коллективы борются за звание лучших в зональном этапе фестиваля «Живая культура» в Туапсинском районе 13 ноября 2019
В Туапсинском районе стартовал зональный этап XIII краевого фестиваля народных обрядов «Живая культура», основными задачами которого являются пропаганда и популяризация традиционной народной культуры среди…
Пленум Туапсинской районной территориальной организации профсоюза работников культуры состоялся в Туапсе 13 ноября 2019
Были подведены итоги деятельности райкома профсоюза в 2019 году и намечены планы работы на год следующий.
Госдума сократила женщинам в сёлах продолжительность рабочей недели 13 ноября 2019
Президент России Владимир Путин подписал закон, который предусматривает введение сокращенного рабочего дня для женщин, проживающих в сельской местности, документ размещен на официальном интернет-портале…
Ближайшие сеансы